Главная История и Люди Необычные явления в с. Лыченцы Переславского уезда в 1900 г.

Необычные явления в с. Лыченцы Переславского уезда в 1900 г.

от Администратор
Село Лыченцы

Телеграмма от 20 ноября Его Высокопреосвященству. 
Владыко Святый, бесы наполнили дом; затопят печи, жгут одежду, топят воде, переносят вещи, безпрерывно сотни людей день и ночь свидетели. Прошу молитв, Переславль Лыченцы священник Иоанн.
Резолюция: местному благочинному немедленно произвести дознание и представить мне с возвращением телеграммы. 22 ноября.

Благочинного 1 округа, Переславского уезда, села Вашки священника Павла Веселовского всепокорнейший репорт.
Ноября 20 дня сего 1900 года священник села Лыченец Иоанн Соловьев донес мне, что в его доме поселились бесы, которые бьют стекла, стучать в стены, прячут вещи, переставляют их с места на место, бросают в воду и в огонь. На следующий день 21 ноября, после Богослужения, я отправился в село Лыченцы, куда в 5 часов вечера и прибыл. В горнице нашел понятых крестьян, которые чередовались уже несколько дней. Вместе с священником Соловьевым мы отслужили молебен и св. водою окропили весь дом. Очень многие из прихожан, спрошенные много в этот вечер и на другой день, подтвердили донесение, сделанное мне священником через посланного крестьянина. Вечером 21 ноября часов в 10 — 11 кем-то было брошено платье девочки, дочери священника, в не совсем потухшие уголья в печурке, откуда платье при мне было вынуто обгорелым уже. Этим происшествием все странные явления, о которых мне в тот вечер пришлось выслушать, кончились. Не доносил о происшествиях в доме священника Соловьева, ожидая распоряжения Вашего Высокопреосвященства; так как священник передал мне, что посылал телеграмму на имя Ваше. По получении оного распоряжения, немедленно мною было произведено форменное дознание, которое всепокорнейше представляю при сем на благоусмотрение Ваше. За отсутствием в Москву, жена священника Соловьева осталась не допрошенною. Свидетелей бывших странных происшествий в доме священника Соловьева так много, что весьма трудно было допросить всех. Я ограничился показаниями немногих, которых мог застать дома, потому что, спеша исполнить волю Вашего Высокопреосвященства, был на месте в тот же день (29 ноября), в который получил приказание, предварительно не уведомив священника и прихожан о времени производства дознания. Ноября 30 дня 1900 года.
Благочинный 1 округа, Переславского уезда, села Вашки, священник Павел Веселовский.

Показание священника Иоанна Соловьева 
Месяца ноября 16 дня сего 1900 года. Около 12 часов дня, когда протапливалась в комнате печь, я велел няньке, 14-летней девочке, подкинуть дров, дым мгновенно повалил в комнату. Я бросился на чердак, а нянька в присутствии другой служанки и жены открыла затворку пред вьюшками и увидала, что вместо вьюшек дымовое отверстие заткнуто наплотно овчиной, войлоком, мешком и чем-то еще, упавшим в оборот. После сего дрова прогорели. Печь скрыли. Вечером того же дня в коридоре, ведущем на чердак, оказались кем-то разосланные половики и мешки, а лестница на чердак устлана попоной. Когда по осмотре сего возвратились в комнату, то нашли, что сапоги, стоявшие на лежанке, были разбросаны по комнате и коридору.
Успокаивая семью, я, на сколько возможно, старался объяснить им эти явления, чем только мог, хотя, откровенно говоря, в мысль закралось что-то неладное. Ночь прошла спокойно — кроме постукиваний в разных местах. Эти постукивания предшествовали описываемым явлениям около месяца и иной раз были настолько сильны, что мы все выбегали и спрашивали: кто стучит. Утром 17-го я с детьми отправился на урок в школу, а учительница г. Ножевникова пришла в мой дом и разговаривала с женой о вчерашних происшествиях, как вдруг из чулана в комнатную стену кто-то сильно чем-то бросил, они вышли тотчас и увидали большой камень и опять набросанные половики. По приходе из школы, я велел тотчас же затопить печь при себе (мне нужно было отбыть). 14-летняя служанка пошла за дровами, а мы все вышли в кухню. Отворивши комнатную дверь, она в испуге бросила дрова и закричала: Батюшко, кто-то затопил печь. Я, жена и старшая служанка вбежали и увидали полное пламя в печи и дым в комнате. Трубы закрыты. Пришла учительница. В печи горели шерстяные платки и мот ниток, перевитый проволокой. Мот вынули и он, замечательно, будучи в пламени, перегорел только в одном месте. На разведенный огонь бросили дров и все в большом недоумении вышли в кухню, а когда опять все вошли посмотреть печь, то там уже догорал большой шерстяной шарф, висевший сейчас в углу за печью. В зале увидали стоявшими на полу: туалет с комода, музыкальный ящик со стола, лампы, гребенки, платки, разные ящики и др. вещи, цветы с окон поставлены на столы. После столь странных происшествий, я решился заявить всем мирянам. Все село от мала до велика наполнило дом. В коридоре, спальне, чайной и у самой печки стоял народ. Вдруг запахло гарью, бросились к печи, а там уже горели ситцевые и фланелевые кофты. Только их вынули и залили, как через минуту нашли там три совершенно новых розовых детских платья, висевшие в чайной. В это же самое время в кухне с шестов снято белье и попрятано в ушат с водой, — в который через минуту незримо для всех затискан был драповый дипломат на меху. Ручки дверей все незримо были, при всем народе, опутаны разными тряпками. Такие странные происшествия меня и всех присутствующих повергли в уныние. Решили поднять в 5 час. вечера иконы. Во время молебна по коридору была рассыпана мука (хотя народ стоял в коридоре). В кухне за перегородкой, при четверых поставленных сторожах, натаскана была масса разных предметов.
По окроплении дома святой водой, я пред иконами на столе положил завернутыми в епитрахиль Крест и Св. Евангелие и вышел из залы со всеми находившимися в кухню, затворив в зал двери. Не прошло и 5 минут, как сторож Орлов с двумя свидетелями вбегает и объявляет в ужасе, что Крест и Евангелие лежат на полу, я, кроме многих зрителей, с фельдшером г. Капацинским войдя в зал, действительно, увидал: епитрахиль разослана в длину по полу, Крест лежал посредине ликом к иконам. Евангелие в одной стороне, а требник отброшен в другую. Была приставлена стража, то и дело свидетельствовавшая разбрасываемые вещи по коридору, чуланам и комнатам. Редкая минута проходила без происшествий. Масса была случаев, что вещи, находившиеся в одной комнате, мгновению каким-то образом оказывались в другой комнате. Сапоги с печи в одно мгновение до 10 раз пропадали и находились в коридоре, под сенями, в муке за печью и в трубе. 19-го вечером, ложась спать, положил часы на стол, накрыл снятой с себя одеждой и через минуту, не отходя от стола, хватился часов — их не оказалось. Обыскали все уголки в доме и коридоре и в конце концов нашли в кринке с молоком. 20-го утром при затопке кухонной печи, кроме меня и служанки, было трое крестьян понятых. Через несколько минут запахло смрадом, заглядываем в печь, там горит свернутый коричневый шерстяной платок; только его вынули, как на месте его сейчас же оказался детский фартук (вещи были в чулане в узлу — узел развязан). Только вынули фартук, как там загорелся сверток новины аршин около 8; вслед за сим из трубы на шесток стали падать довольно горячими сапоги с промежутками один за другим и парами числом 7, а восьмой найден за печью. Через час после сего чулан изнутри был завален разной рухлядью и кругом льна около 3 пудов, так что понятые с трудом отворили дверь. 19-го после обедни за чаем, в присутствии всей моей семьи, двух служанок и сторожа, вдруг загорелись в печурке наволочки мокрые, — висевшие сию минуту пред нашими глазами на шесте в кухне (Я переселился уже в кухню, а в комнатах были день и ночь понятые). Только их затушили, как понятой с. Лыченец Дмитрий Рыженков бежит в кухню и приглашает нас посмотреть, что наделалось в коридоре, на дворе и скотной. Весь коридор был устлан бельем, платьями, кофтами, платками, со двора натасканы ворюги, в отхожем месте лоханки, шерстяные платки, в скотной корзинки, палки, ведерки, глина — все попрятано в один чан. В конце всего должен сказать, что нет физической возможности перечислить не только мне, но и свидетелям всего того, что происходило в доме от 12 час. дня 16 числа до 12 час. дня 20 числа. В этот день мной были посланы телеграммы Его Высокопреосвященству — Высокопреосвященнейшему Сергию и досточтимейшему отцу Иоанну Кронштадтскому с просьбою помолиться о храмине, стужаемой от духов злобы. После половины дня 20. явления ослабли. В 4 час. дня прибыл г. пристав. У него унесена фуражка вместе с моей шапкой и перед дверями оказались разбросанными тряпки; около часу дня 21-го вспыхнула в загребной печурке кофта. Г. пристав сии ничего не значащие факты приписал проделкам прислуги — спиритизму. Вечером 21-го в 11 час. ночи, в присутствии отца Благочинного (дети уже легли), вдруг запахло гарью, и в той же печурке горело детское платье, только что повешенное на гвоздь. После сего по милости Божией явлений никаких не было и теперь все обстоит хорошо.
Всевидящим и Всемогущим Богом, — Милосердной Царицей Небесной и всеми Святыми иерейски свидетельствую, что все происшедшее не есть вымысел или плод фантазии, а истинные факты, воочию происходившие в течение 5 суток.
Переславского уезда 1-го благочиннического округа села Лыченец священник Иоанн Соловьев. Учительница Лыченского училища А. Ножевникова. Земский фельдшер Лычинского медицинского пункта Дмитрий Васильев Капацинский.

Я, учительница Лыченского народного училища, Александра Петрова Ножевникова, была свидетельница следующих явлений: 17 ноября (в пятницу) в 10 часу утра я сидела в квартире отца Иоанна Соловьева вдвоем с матушкой Дарьей Васильевной (батюшка был в школе на утренних уроках), прислуга была в кухне, вдруг слышим с матушкой стук в стену, которая выходит в задние сени, в тот же момент мы отправились в кухню, чтобы справиться, где находилась прислуга в это время, но девушки — прислуги Наталья и Евдокия совершенно покойны, заняты каждая своим делом, были в кухне, тогда уж вчетвером пошли на место стука, тут оказался камень, который, по указанию прислуги, лежал вместе с другими камнями перед кухонной дверью; поговорив о случившемся, я отправилась в школу, а батюшка отец Иоанн вернулся в свой дом. Не прошло ½ часа, как за мной бежит прислуга Наталия и приглашает опять в дом, я немедленно отправляюсь к ним и вижу: комната была наполнена дымом, мне батюшка передает, что по уходе моем, батюшка прислуге велел затопить печку в горнице, Наталья пошла за дровами, а в горнице никого не оставалось. Наталья возвращается с охапкой дров пи видит уже, печка затоплена, не лучиной, а тряпьем и талькой пряжи, которая висела в другой комнате, вот этот то обгорелый моток я сама видела, отошли мы и семья отца Иоанна, прислуга в сторону от печки, как вдруг перед устьем печки мгновенно что-то осветило, мы — в печку, а там уже горит тряпка или старая детская рубашка; поговорив об этом, я опять удалилась в школу, но минут через двадцать, я опять была приглашена, пришла и вижу в зале на полу расставлены: лампа, ящик и другие вещи, которые раньте стояли на столах. Тут я скоро ушла, к вечеру стали действия усиливаться, тогда уже были собраны миряне и в присутствии их происходили странные явления, вечером часов в 8, конечно, я была в доме у отца Иоанна, в кухне было немало народа и вся семья священника, так как они уже переселились в кухню, и я тут сидела, машина швейная стояла на лавочке перед печкой, а около печи стояли девушки, прислуги, лицом к народу, как вдруг послышался легкий стук в той стороне, где стояла машина, все бросились туда и видим, уже машина стоит на полу на том месте, где за какие-нибудь пять минут очистили опару, которую тоже кто-то невидимо вылил на пол, и опарник опять на свое место поставил; было много еще случаев, которых я не в силах перечесть, белье, кульки, половики и разные вещи как-то очень быстро раскидывались по коридору. Часов в 10 вечера я отправилась домой, т.е. в свою квартиру. На другой день в субботу, 18 ноября, я опять отправилась утром к отцу Иоанну в дом, пришла опять в кухню, прислуга при мне затопляла печь; затопив, едва отвернулась от устья печи в сторону, как уже в печи оказался бумажный платок, его вытащили при мне, но я не видала, кто мог так быстро бросить его в печь. Скоро я ушла и со страху уехала в город.
Дополнение: в пятницу 17-го вечером я с матушкой пошла из кухни в горницу, только отворили дверь, как из двери прямо нам, на встречу, железная клюка (кочерга) пролетела в коридор, и если бы мы не успели отбежать, угодила бы в лоб, но мы все-таки вошли в комнату и осмотрели во всех уголках, не оставался ли кто, но оказалось, что все было пусто; это не мало удивило, надо уставить клюку в дверь, чтоб ей вылететь в коридор.

Акт дознания. 
1900 года ноября 29 дня. Благочинный 1 округа, Переславского уезда, села Вашки священник Павел Веселовский, в присутствии священника Иоанна Соловьева и сельского старосты села Лычениц Автонома Дмитриева Глазунова, по распоряжению Высокопреосвященнейшего Сергия, произвел дознание в селе Лыченцах, по поводу заявления, сделанного священником Иоанном Соловьевым Высокопреосвященнему Сергию в телеграмме о присутствии в его, — священника, — доме силы бесовской.
1) Спрошенный по сему делу священник Иоанн Соловьев представил от себя краткое изложение, в последовательном порядке, по времени, необычайных происшествий от 16 до 21 ноября включительно.
2 и 3) Деревни Студенца крестьянская девица Евдокия Никитина, 17 лет, православного исповедания, грамотная, и деревни Савина, Ростовского уезда, крестьянская девица Наталья Петрова Рязанцева, 14 лет, православного исповедания, неграмотная, показали, что они были очевидцами всех изложенных священником Иоанном Соловьевым в объяснении фактов.
4) Учительница Лыченской народной, земской школы Александра Петровна Ножевникова, православного исповедания, представила письменное показание, при сем приложенной.
5) Земский фельдшер Дмитрий Васильевич Капацинский показал следующее. 17 ноября, в 6 часу вечера, после молебна в доме священника Соловьева, я вместе с крестьянами находился в комнате рядом с залою, куда священник из церкви прошел, имея в руках Крест и Евангелие, завернутые в эпитрахиль, и положил оные на стол пред иконами. Дверь в залу за собою священник затворил, у которой я и стоял. Кроме этого входа в комнату, другого нет. Через несколько минут церковный сторож Владимир Орлов, на моих глазах, отворил дверь в зал, и мы увидали: на полу разостлана эпитрахиль, а на ней лежат Крест и Евангелие, а в каком положении они находились, сего сказать утвердительно не могу, о чем нами тотчас было сообщено священнику, находившемуся в кухне.
Земский фельдшер, губернский секретарь, Дмитрий Васильев Капацинский.
6) Ярославской губернии, Ростовского уезда, Березниковской волости, села Зачатия, почетный гражданин Владимир Иванов Орлов, — 39 лет, православного исповедания, показывал, что он был очевидцем того, как вещи с одного места невидимо для глаз переносились на другое, разбрасывались по комнатам, коридору и двору, видел, как они горели в печи, как из печной трубы вытаскивали войлок и др. вещи и как шесть сапогов один за другим, через небольшие промежутки времени, падали из печной трубы; он же показывал, что он первый, после молебна, отворил двери в зал и первый увидал на полу Крест и Евангелие, лежавшие на эпитрахили — вдоль, среди эпитрахили, ликом обращенным к иконам, Крест, Евангелие поодоль — на краю, а требник на полу. К сему показанию подписался почетный гражданин Владимир Иванов Орлов.
7) Села Лычениц крестьянка, — 60 лет, — вероисповедания православного, Марфа Тимофеева Ларионова показала: в пятницу — вечером (17 числа) пришла в дом священника, вместе с другими прихожанами, посмотреть на те беспорядки, которые происходили в доме священника, и увидала: в зале стулья поставлены вверх ножками, машинка на полу, две столовые лампы стояли тоже на полу; выходя из зала в соседнюю комнату, услыхала запах гарью; у двери и у печи в это время стоял народ. — Крестьянка Анна Захарова отворила при мне дверку в печь, и мы увидали, что в печи горят не пламенем, а как будто искрятся кофты фланелевые, которые я, Марфа Ларионова, вытащила голыми руками и бросила на пол; боясь зажечь висевшую рядом одежду, снова их бросила в печь, а рук не ожгла. Принесли с водой лахань, я снова вынула эти веще руками из печи, в печи ничего уже не осталось и горячих углей в печи не было заметно, бросила горелые вещи в лахань и вынесла на волю. — Пока носила я лохань, в печи очутились снова вещи-платья детские; народ и в это время стоял около печи и никто не заметил того, каким образом очутились вещи в печи.
8) Все сие было при мне, показывает другая крестьянка села Лычениц Анна Захарова. — Она же показала, что во время молебна, бывшего в зале, находилась в кухне, видела на полке каравай хлеба, который потом очутился в ведерке — под лавкой, никого в это время в кухне не было и никто не входил. Крестьянки Марфа Ларионова и Анна Захарова показали все сие по чистой совести и справедливости, а за их неграмотностью, по их личной просьбе, расписался староста села Лычениц Автоном Глазунов.
9) Села Лычениц крестьянин Матвей Никитин Дружочков, — 40 лет, — православного исповедания, неграмотный, показал: в пятницу вечером пришел я в кухню священника; священник с семьей и прислугой в кухне пил чай; услыхали стук за перегородкой в кухне, пошли смотреть и увидали: швейная машинка стоит на полу, а рядом стоит столовая лампа, которые, по показанию прислуги, до этого времени стояли: машинка на лавке, а лампа на полке. — В непродолжительном времени вошел в кухню церковный сторож, Владимир Иванов, а я пошел, было, домой, — отворив дверь из кухни в коридор, я увидел на полу в коридоре разбросанные половики и платья. Часов в 11 вечера я снова пошел в дом священника, где было четыре человека понятых, посмотреть, что там творится. Кто из понятых был в то время, не помню. Вместе с понятыми нам хотелось проверить, что будет, если выйдем из горницы. Когда выходили из комнаты на несколько минут в коридор и возвращались в комнату, видели, что туалет, стоявший ранее на одном месте, оказывался — на другом, проникнуть в комнату в это время никто посторонний не мог, за это ручаемся. За неграмотного Матвея Никитина расписался села Алферьева священник Иоанн Соловьев.
10) Деревни Песков безземельный крестьянин Василий Максимов Бровкин. 76 лет, — православного исповедания, — неграмотный. — 20 ноября, в понедельник, я был в числе понятых в доме священника, в комнате рядом с залой. Часов в 10 утра на виду у нас, понятых, была затоплена в этой комнате печь, дым шел в трубу, дрова уже разгорелись, а потом вдруг дым пошел в комнату, стали осматривать, от чего это происходит, и оказалось: в трубе, в том месте, где закрывается труба после топки, сунут войлок из под хомута. Человеческими руками сделать это было, по моему мнению, невозможно. Показал по чистой совести и справедливости, а за него неграмотного расписался сельский староста Автоном Глазунов.
11) Села Лычениц крестьянин Герасим Корнилов, — 50 лет, — православного исповедания, — неграмотный, показывает, что он был в пятницу очевидцем, как вещи в доме священника переставлялись с места на место, раскидывались по сеням, бросались в воду невидимой силой, а никак не человеческими руками. В понедельник 20 числа при мне затопили в кухне печь, и я находился близ печи и следил за тем, как вещи попадают в печь. Через несколько времени на моих глазах прислуга, взглянув в печь, увидала, а вместе с нею и я, что в печь брошен черный полушалок работницы, по показанию которой сей полушалок находился в чулане в узлу; минуты через три в той же печи оказался новый фартук, его вынули, на том же месте оказалась новина, которая ранее этого стояла на полке. Все сие делалось на моих глазах невидимым образом. При мне же ключи от церкви оказались в воде, в лахани. В моем же присутствии, с небольшими промежутками, падали из трубы валеные сапоги (6 сапог) горячие. Все это показываю по чистой совести и справедливости. За неграмотного крестьянина Герасима Корнилова, по его личной просьбе, расписался сельский староста Автоном Глазунов.
12) Села Лычениц крестьянин Дмитрий Платонов Рыженков, — 50 лет. — православного исповедания, — показал: в воскресенье (19 числа) я пришел в дом священника. Священник с семейством и прислугой в кухне пил чай. Проходя из горницы в кухню, я убирал попавшиеся мне на дороге вещи, когда проходил из кухни обратно, то те же вещи, которые убирал раньше, опять в беспорядке валялись по коридору; они же появлялись и в других местах, где мне приходилось ходить; из прислуги священника и посторонних лиц из комнат никто не выходил. Все это показываю по чистой совести и справедливости. За неграмотного Дмитрия Платонова Рыженкова, по личной его просьбе, расписался деревни Ченец крестьянин Герасим Архипович Никонов.
13) Села Лычениц крестьянин Савва Андреев, — 51 года, — православного исповедания, — показал: в воскресенье (19 числа) с 6 часов вечера до 12 часов дня понедельника был в понятых в доме священника и вместе с другими был очевидцем, как разные вещи разбрасывали с переставлялись с места на место, в числе этих вещей из чулана была выброшена в коридор шуба — овчинная, а в нее завернуты платья. Шубу и платья я вместе с другими понятыми убрал в чулан, чулан запер замком, а ключ взял себе. Через несколько времени шуба эта, запертая в чулане, оказалась брошенной в коридоре на полу. Отперли чулан, чтобы снова убрать шубу туда, дверь изнутри чулана оказалась загороженною кругом льном, который когда мы были в чулане, стоял за кроватью. Есть в этом чулане окно, выходящее на волю, запирается оно крючком изнутри и проникнуть с воли в окно, незаметным образом и в такое короткое время, невозможно. Все это я показываю по чистой совести и готов, если нужно будет, подтвердить сие присягою. За неграмотного Савву Андреева, по личной его просьбе, расписался деревин Чееец крестьянин Герасим Архипович Никонов.
14) Села Лычениц крестьянин Георгий Петров Кондратьев, — 45 лет, — православного исповедания,- неграмотный, уверяет: в пятницу на субботу вечером приходил в дом Священника, где видел разбросанные половики, половик один скручен так круто, что скрутить его руками почти невозможно; если так его (нужно) скрутить человеческими руками, то для этого нужно было употребить много времена и усилия; половик этот был всунут в муку. Все сие показал по чистой совести и справедливости. За неграмотного крестьянина Георгия Петрова Кондратьева, по личной его просьбе, расписался деревни Ченец крестьянин Герасим Архипович Никонов.
15) Деревни Ченец крестьянин Герасим Архипов Никонов, — 34 лет, — православного исповедания, грамотный, показывает, что и он был свидетелем, как некоторые вещи, виденные на известном месте, мгновенно переносились на другие места, хотя делалось это не на глазах, а в отсутствии. Деревни Ченец крестьянин Герасим Архипович Никонов к сему показанию руку приложил.

Благочинный 1 округа, Переславского уезда, села Вашки, священник Павел Веселовский.
Священник Иоанн Соловьев.
Села Лыченец староста крестьянин Антоном Димитриев Глазунов.

Из «Владимирских Епархиальных Ведомостей» за 1900 г.
Печатня В.А. Паркова во Владимире губ.

0 Комментарий
0

Похожие статьи

Оставить комментарий