Главная История и Люди Церковь Воскресения Христова в селе Хмельники

Церковь Воскресения Христова в селе Хмельники

от Администратор
Церковь Воскресения Христова в Хмельниках

Сведения о церкви погоста Воскресенского, что в Хмельниках, восходят к концу XVII в. В 1699 г. местный помещик, думный дворянин Михаил Тимофеевич Лихачёв, вблизи дер. Хмельники построил вновь церковь во имя Воскресения Христова. К ней были определены священник, дьячок и просвирница. В приходе были двор вотчинников и 16 дворов крестьянских.

Михаил Тимофеевич Лихачёв (ум. 1706 г.), вместе со своим братом Алексеем и Иваном Максимовичем Языковым были приближенными царя Феодора Алексеевича и входили в «Ближнюю думу».

Михаил Тимофеевич начал службу при царе Алексее Михайловиче. В 1660 г. он был чарочником при приёме царем Алексеем Михайловичем фузинского царевича Николая Давидовича и стоял у государева поставца; в 1664 г. находился при приёме великого английского посла. В 1675 г., будучи степенным ключником, в числе других сопровождал царя Алексея Михайловича к патриарху Иоакиму, у которого собралось высшее духовенство, или, как было принято называть, «власти». Пафиарх потчевал винами и медами, а царь «жаловал» от себя этих властей «чашами», то есть угощение происходило от имени царя. За поставцом сидели думный дворянин, думный дьяк и М.Т. Лихачёв. В 1676 г. Михаил Лихачёв был пожалован из стольников в стряпчие с ключем. В 1678 г. велено было писать Лихачёва с вичем под думными дворянами выше печатника, тогда как до этого времени стряпчие с ключом писались ниже думных дьяков. Начиная с 1676 г., Лихачёв часто сопровождал царя Феодора Алексеевича в его богомольных походах в Троице-Сергиев монастырь, в Александровскую слободу, в Переяславль-Залесский и в монастыри этого города, а также в Саввино-Сторожевский монастырь в Звенигороде.

В 1679 г. Мастерскую палату царя Феодора Алексеевича ведал «постельничий думный» И.М. Языков; товарищем у него был М.Т. Лихачёв. В1679 г., при посещении Оружейной Палаты, царь пожаловал Михаилу Лихачёву пищаль, вызолоченную в разных местах, работы олончанина Романова. По отзыву Артамона Сергеевича Матвеева, Михаил Тимофеевич Лихачёв, подобно своему брату Алексею Тимофеевичу, был «великого разума и исполнен самого благочестивого состояния» и пользовался большим расположением царя Феодора Алексеевича. Другие о Михаиле Лихачёве высказывали более критические мнения, характеризовали его как опытного царедворца («Великий ханжа и умел ко всякому прислужиться, как он у всех противников был в милости»). Надо помнить, что эти черты были присущи не только М.Т.Лихачёву. То же можно сказать о Языкове и о Симеоне Полоцком, который успешно лавировал в море придворных битв, стремясь сохранить хорошие отношения с борющимися сторонами. По-видимому, это было отличительной чертой поведения при дворе, особенно для людей, пробившихся из низов, как Языков и Лихачёвы, и иноземцев, как Полоцкий. Именно эти люди, сплотившиеся вокруг царя и по терминологии XVII в. именовавшиеся «припадочными» и «припадшими» (то есть фаворитами), образовали постепенно его «Ближнюю» или «Тайную» думу. Нет прямых сведений об отношениях «припадших» между собой. Однако косвенные данные свидетельствуют о сплоченности этой группы. Так, в своих стихах, посвященных М.Т. Лихачёву, Полоцкий называет его «ближним Царского Величества» и своим «зело милостивым благодетелем». Вскоре они начали влиять на позицию царя в решении тех или иных вопросов, на отношение его к окружающим. Характерно, что при этом никто из них не претендовал на государственные должности, на места в управлении приказами, как это делали Милославские. Если они и возглавляли впоследствии некоторые учреждения, то это были органы по управлению дворцовым хозяйством — мастерские и различные палаты.

Крест колокольни Церкви Воскресения Христова в селе Хмельники Переславского района

Существование одновременно двух правящих групп (Милославских и Языкова и Лихачёвых) не могло продолжаться долго. Языков и Лихачёвы, не стесняясь, открывали Феодору глаза на упущения и злоупотребления его дяди («непорядки оного Милославского марать начали»).

Недовольство царя делалось все более явным для окружающих. В 1679 г., наконец, произошёл взрыв, окончательно разрушивший основы былой власти И.М. Милославского и его партии. Он был связан с намерением царя жениться. Выбор царя остановился на приглянувшейся ему во время крестного хода девушке Агафье Семеновне Грушецкой, дочери мелкого дворянина, «служилого иноземца», предок которого в XVI в. выехал на русскую службу из Польши. По другим сведениям, невеста была рекомендована царю Лихачёвыми, находившимися в свойстве или с ее отцом, или, что скорее, с дядей, думным дьяком С.И.Заборовским. Женитьба на ставленнице новых фаворитов должна была крайне упрочить их положение при дворе. Намерения царя держались втайне. Языков был послан к Заборовскому, который, по-видимому, заменял Агафье умершего отца. Он предупредил дьяка о том, чтобы тот не спешил с замужеством племянницы.

Однако когда слухи о подготовке к свадьбе достигли И.М. Милославского, тот пытался воспротивиться планам царя Феодора, сообщив ему какие-то будто бы порочащие невесту и её мать сведения. Это известие «привело Его Величество в великую печаль, то не хотел и кушать». И только прилежные расспросы Языкова заставили его рассказать о наветах Милославского. Фавориты бросились в дом Заборовского, крайне испуганного оборотом дела. Однако здесь проявился твёрдый и решительный характер будущей царицы, которая, выйдя к царедворцам, заявила им, «чтоб оне о ея чести никакого сомнения не имели, и она их в том под потерянием живота своего утверждает». Решительность девицы и расспросы её родных убедили Лихачёвых и Языкова в том, что она была оклеветана. Обрадованный царь специально ездил мимо её дома и «изволил видеть её в окошке чердака».

После того как клевета Милославского была разоблачена, тот подвергся опале со стороны разгневанного царя, задержавшего из-за расследования свою свадьбу. Несмотря на то, что по просьбе невесты Милославский был прощён царём Феодором, он и его партия окончательно потеряли всякое влияние на царя. И хотя он сохранил большую часть своих приказных должностей, как политическая фигура он полностью сошёл со сцены до конца царствования Феодора. Один из сторонников А.С. Матвеева не без злорадства написал, что «Языков такую жестокую брозду, или удило, в зубы их (Милославского с товарищами) положил, что уже при жизни их они мало приездом двор царский знали». По желанию царя свадьба прошла необычайно скромно, почти тайно, вопреки сложившимся дворцовым обычаям. Накануне царь объявил о своем намерении патриарху и двору. При этом повелел «радости своей государской быти июля в 18 день(1680 г.)». После чего царь «изволил итти тайно» в соборную церковь «для моленья». В чине венчания особо оговорено отличие его от обычно принятого порядка: «А против прежних чинов Святейшему Патриарху в собор выходу для благословения не было, для того что Великий Государь изволил прийтить тайно». В день венчания вход в Кремль был закрыт. Очень скромно было и само венчание, совершенное патриархом Иоакимом. Вместо многочисленного и строго определённого состава царедворцев и духовенства, при обряде присутствовало всего несколько человек. Федора сопровождало 9 ближайших к нему лиц. В том числе оба его «дядьки», Ф.Ф. Куракин и И.Б. Хитрово, а также И.М. Языков и М.Т. Лихачёв. И.М. Милославского среди них не было. С патриархом была, в свою очередь, незначительная свита из двух священников и двух певчих дьяков.

Фрески внутри церкви Воскресения Христова в селе Хмельники Переславского района

В январе 1682 г, как видно из подписи под Соборным определением об уничтожении местничества, Михаил Лихачев занимал должность казначея. В половине мая 1682 г. во время стрелецкого бунта, последовавшего вскоре за смертью царя Феодора Алексеевича, Михаил Тимофеевич вместе с братом своим Алексеем Тимофеевичем едва уцелел и был выслан из Москвы. В 1685 г., когда был поставлен в архиепископы на Устюг Великий архимандрит Иосифо-Волоколамского монастыря Александр, после обедни Лихачёв сопровождал его на подворье. В 1686 г. он был окольничим. В 1688 г. назначен думным дворянином. В 1689-1690 гг. участвовал в крестных ходах, а в 1697-1698 гг., кроме того, шествовал в Великую субботу, по царскому указу, за плащаницею. В1697 г. за плащаницею, кроме него, были бояре князь Михаил Алегукович Черкасский и Алексей Петрович Салтыков и думный дьяк Емельян Украинцев; в 1698 г. Лихачёв был на крестном ходе с Крутицким митрополитом, с боярином Никитой Петровичем Прозоровским и думным дьяком Емельяном Украинцеым. В 1690 г., в последний год заведованья Оружейной Палатой боярина Петра Васильевича Шереметева, М. Лихачёв определён для присутствия в Оружейной Палате; в 1691 г. остался там главным судьёй; в товарищи к нему приставлен думный дьяк Кириллов с четырьмя дьяками. В 1694 г. Лихачёв назначен товарищем судьи в Казённый приказ и в приказ Большой Казны. В 1706 г., то есть в год кончины своей, управлял Оружейной Палатой. Михаил Тимофеевич Лихачёв был женат дважды: на Марье Фердо-ровне Строгановой, а после её смерти на Татьяне Никитишне, девичья фамилия которой неизвестна. У него было несколько детей, умерших во младенчестве. Свои земли бездетный М. Лихачёв оставил дальним родственникам.

В 1746 г. вместо этой церкви владельцем села Михаилом Петровичем Салтыковым построена новая деревянная, в честь Воскресения Христова.

В 1806 г. вместо неё на средства прихожан, при помощи помещика Спиридова, устроен существующий ныне каменный храм с каменной же колокольней. В 1808 г. пристроена трапеза. В 1886 г. она распространена. В храме было три престола: в холодной части Обновления храма Воскресения Христова, в тёплых приделах Покрова Пресвятой Богородицы и святителя Николая Чудотворца. Как особо драгоценная святыня, хранилась в церкви капля крови от мощей святого апостола Павла — на бумаге с надписью «S. Apos. Pauli», святыня эта сохранялась в серебряном медальоне на престоле. Она приложена в церковь в 1863 г. родственником помещика Спиридова.

Причт состоял из священника и псаломщика. В приход входили с. Хмельники, дер. Головинская и Пылаиха, где в конце XIX в. проживали 1464 человека.

В 1803 г. из богословского отделения Владимирской семинарии ко храму погоста Воскресенского назначен священник Алексей Евгеньевич Княжев. Отец Алексей служил в этом храме до своей кончины 20 января 1829 г.

В 1809 г. из Богословского отделения Владимирской Духовной семинарии священником в с. Воскресенское, что в Хмельниках Переславского уезда был выпущен Иван Васильевич Березин.

В 1826 г. к Переславскому собору был рукоположен во священника Иосиф Иродионович Горский, окончивший Владимирскую семинарию в 1824 г. Потом служил в храме погоста Воскресенского что в Хмельниках. Скончался 4 апреля 1865 г.

Выпускник Владимирской семинарии, окончил в 1846 г., Александр Порфирьевич Лебедев в 1847 г. назначен священником с. Воскресенского что в Хмельниках.

С 1865 г. священником с. Воскресенского что в Хмельниках был Дмитрий Иванович Миловский (окончил Владимирскую семинарию в 1862 г.), с 1875 г. — священник Владимирского Успенского собора. Во Владимирских епархиальных ведомостях о. Дмитрий напечатал несколько своих проповедей. Скончался 18 января 1888 г.

С 1876 г. Николай Иванович Миловский (в 1868 г. окончил Владимирскую семинарию) назначен священником с. Воскресенского что в Хмельниках.

В 1876 г. при Воскресенской церкви с. Хмельники служили священник Дмитрий Миловский, диакон на псапомщицкой вакансии Дмитрий Лебедев, пономарь Николай Ильинский (сверх штата).

С 1872 г. существовала земская школа, в 1893 г. в ней было 64 учащихся.

Священник Михаил Павлович Елпатьевский, окончивший в 1872 г. Владимирскую духовную семинарию, в 1880 г. был назначен ко храму с. Воскресенского.

В советское время храм закрыт и разрушен. До нашего времени сохранилась только колокольня.

На равном расстоянии от Хмельников и Ермова, в дер. Пылаиха (до 1917 г. — Пылаево), что стоит на речке того же названия, сохранилась деревянная обезглавленная часовня.

Часовня деревни Пылаиха Переславского района
0 Комментарий
0

Похожие статьи

Оставить комментарий